+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Понятие и сущность правовой информации - Н.В. Соловьева

Дата: 31.10.2011    Автор: Н.В. Соловьева

На современном этапе развития мирового сообщества повышается потребность в достоверной, полной и своевременной информации содержащейся в нормах права, ведь, как известно, в них определены правила поведения для физических и юридических лиц, установлены права, обязанности и ответственность. Анализ современной юридической литературы показывает, что в настоящее время большинство отечественных теоретиков права рассматривают нормы права не с точки зрения содержащейся в них информации, а с точки зрения понятия, признаков, логической структуры и их видов. При этом многие из них вообще не упоминают об информации, содержащейся в нормах права[1]. В научно – теоретическом аспекте теоретики и практики чаще всего рассматривают эту информацию в контексте информационного законодательства, или ассоциируют ее с правовым регулированием отношений в информационном обществе.

 

Первые попытки разработать теоретические проблемы правовой информации в отечественной юриспруденции предпринял А.Б. Венгеров. Он выделил два вида правовой информации. Во-первых, ту, которую содержат нормативные правовые акты. «Эта информация носит прескриптивный (предписывающий) характер, она первична, имеет определенную структуру, выполняет функции ограничения разнообразия в поведении, своих адресатов и т.д. Правовой ее делают специфические качества – установленные процедуры принятия, общеобязательность соответствующего понимания, предусмотренные способы использования и т.д.».

 

Во-вторых - ту правовую информацию, о юридических документах, которую выдает документальная информационно – поисковая система. Эта информация вторична, она может содержать сведения о нормативных актах, их частях, объединении актов в систему, об источниках опубликования и т.д. «Правовая информация в данном смысле охватывает акты разных уровней (в том числе судебную и арбитражную практику), юридическую доктрину и позволяет говорить об информационно – правовой деятельности как новом направлении в юридической работе»[2]

 

Общеизвестно что, нормы права представляют собой разновидность социальных норм, возникших в результате развития института государства. По мнению В.Н. Кудрявцева, большей части правовых норм генетически предшествуют уже сложившиеся в жизни социальные нормы. Фактически складывающиеся взаимодействия людей образовывают общепринятые формы поведения, которые становятся «нормой», «правилом», принудительным образцом поведения для индивидов. Правовая норма – это правило поведения, определяющее границы свободы и равенства людей в осуществлении и защите их интересов, закрепленное в законе или ином официальном акте, исполнение которого обеспечивается принудительной силой государства. С.С. Москвин считал: что «правовая информация является разновидностью социальной информации, тесно связанной с политической информацией», и что правовую информацию «можно определить как используемые в общественной практике знания, сообщения, сведения о правовой сфере жизни общества, о явлениях и процессах, происходящих в этой сфере». По его мнению, правовая информация включает как «знания, сообщения, сведения о велениях, правилах, имеющих характер общеобязательных норм», так и «данные о правотворчестве, практике применения правовых норм, результатах научных исследований и т.д.»[3].

 

В 70-е гг. ХХ в. понятие правовой информации рассматривалось преимущественно через призму идей теории управления и кибернетики. В работе Н. Винера «Кибернетика и общество»[4] были проанализированы общественные явления и процессы с точки зрения кибернетики. Используя идеи теории информации в ходе своего исследования, он рассмотрел дезорганизующие моменты (неупорядоченность, отклонения и др.), которые возникают в результате функционирования систем, предложил с качественных позиций рассмотреть энтропию как меру дезорганизации последних. Эту идею Н. Винер распространил и на отдельные правовые системы и объекты, выделяя механизмы правового регулирования гражданско – правовых, уголовно – процессуальных и гражданско – процессуальных отношений. Он выявил, что энтропия всякой системы, не зависимо от ее природы, тем больше, чем менее упорядочены связи между ее элементами, чем более случайный характер они имеет. В этом смысле понятия организации и структуры как совокупности упорядоченных отношений между элементами данных систем противостоят энтропии, противодействуют ее возрастанию. Информация, следовательно, с качественной стороны оказывается мерой возрастания организованности, упорядоченности. А значит, любые системы, в том числе и правовые системы, можно в определенной степени сравнивать по уровню организации, используя показатели энтропии и количества информации[5].

 

М.М. Рассолов в своей работе «Управление, информация и право» отмечал, что закон возрастания и убывания энтропии (негэнтропии) является общим законом организации и дезорганизации систем различной природы, включая юридическую сферу[6].

 

М.М. Рассолов, С.Г. Чубукова, В.Д. Элькин и другие ученые часто характеризуют качественный аспект правовой информации в системах различной природы в связи с анализом сложившихся математико-теоретических и отдельных содержательных подходов, средств и методов. Подобная постановка вопроса приемлема относительно функционирования управляемых правовых систем и циркулирующей в них информации[7].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное