+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Право как объект социокультурного анализа - А.И. Гусейнов

Дата: 14.10.2011    Автор: А.И. Гусейнов

Юридическая наука, в силу своей практической ориентации, непосредственно участвуя в позитивном оформлении социальных идеалов и ценностей, относится к ценностно-целевым структурам общества как предмету своего исследования, в частности, через систему принципов права и правоведения. В этом смысле, смена социокультурных стратегий, выражающаяся в трансформации ценностно-целевых структур общества означает для правовой науки не просто изменения в конкретном объекте, но и серьезные корректировки ее метода. Более того, практически все процессы, характеризующие складывающийся сегодня тип цивилизации: «новое планетарное мироощущение, многополюсная культура, формирование новых способов коммуникаций и ценностей, поиск альтернативных способов жизни и мировоззрения»[1], в первую очередь, касается именно правоведения, поскольку необходимо предполагают формирование соответствующего правосознания и «юридического пространства». Достаточно очевидно, например, что складывающиеся сегодня ценности могут лечь в основу цивилизации только при условии их правового оформления, когда альтернативные мировоззрения и способы жизни – сопрягаются с сегодняшними проблемами прав и свобод человека, новые способы коммуникации с принципами и правилами отношений субъектов, а значит, с правовым регулированием.

 

Современная юридическая мысль нередко критикуется западными правоведами именно в связи с ее философской и методологической неготовностью к вызовам времени. Весьма показательна в этом плане позиции Г.В.Мальцева и Гарольда Дж. Бермана. Г.В.Мальцев среди симптомов институционального кризиса права приводит сверхрегуляцию, деспотизм закона, отрыв правовых форм от социального содержания[2]. Обсуждая состояние западной правовой традиции в связи с культурной многополюсностью современного мира, Г.Дж.Берман, со всей определенностью фиксирует ее кризис как системный, прежде всего захвативший план идей и ценностей, а значит, философию и науку права. В достаточно резкой форме говорят о методологическом кризисе сегодняшней правовой науки такие авторитетные европейские правоведы, как К.Цвайгерт и Х. Кетц – авторы исследования, давно ставшего для западных юристов классическим. Указывая на необходимость для юридической науки заниматься собственной методологией, они пишут: «Хотя традиционный нерефлектирующий и самоуверенный догматизм оказался на удивление поразительно живучим, стало совершенно очевидным, что цепляться за него, значит, обманывать самого себя»[3]. Видя методологическое будущее юридической науки как сравнительное правоведение, авторы, в то же время, признают: «Считать, что новые, более реалистичные методы, основанные на данных экспериментальной социологии и потому учитывающие многократно усложнившуюся действительность, реально отражает современное правовое мышление, означало бы принимать желаемое за действительное»[4]. Таким путем авторы стремятся к преодолению национальных доктрин права, а значит, к адекватности глобальным процессам. Вместе с тем в сегодняшней литературе становится все заметней расширение спектра философских оснований и методологических подходов юридических исследований. Интерпретация данных изменений как тенденций в динамике научного правосознания, допускает рассматривать в качестве основного процесса переход его от монистической методологии к плюралистической.

 

Такой плюрализм при диалектической связи с монистической, не случаен, поскольку в праве как бы соединены различные субстанции: материальная и духовная, историческая и логическая, социальная и политическая и т.п. Плюрализм в правопонимании служит, на наш взгляд, научной основой для плодотворной критики принимаемых правовых актов (нормативных и правоприменительных, распорядительных и др.). Между тем до сих пор многие ученые – юристы не отказываются от интегративного подхода, суть которого заключается в том, что большинство или некоторые из аспектов правопонимания предлагается свести в единый комплекс и сформировать общее понятие права. Однако встречаются и возражения против интегративного подхода. Так, например Ф.М.Раянов заявляет: «… не может быть не только разных подходов к правопониманию, но и интегративного (объединяющего их) подхода. Альтернативу надо искать не для формы отражения реальных правил поведения, исходящих от государства, речь нужно вести о приемлемости для общества содержания, сути этих правил»[5]. Какой вывод можно сделать из сказанного? Вслед за известным дореволюционным русским юристом И.Ильиным мы можем отметить следующее: «Способов изучения права много; каждый из них в отдельности ценен, необходим и незаменим. Вера в спасительный методологический монизм падает и уступает место принципиальному признанию методологического плюрализма»[6].

 

На наш взгляд, наиболее адекватен характеру рассматриваемых в данной работе проблем социокультурный подход к изучению права, основанный на единстве общественного бытия и общественного сознания. Права укоренено в обеих сферах жизни. Социокультурный подход интегрирует в основном три измерения жизненных форм: материальный аппарат жизненной формы- артефакты, организованные типические действия (определенные поведенческие технологии) и символические аспекты (общие идеи и смыслы), которыми руководствуются в своей жизни члены данной общности – именно как фундаментальное, каждое из которых не сводится к другим и влияют друг на друга как важнейшие составляющие человеческих общностей. Ключевым понятием, раскрывающим соотношение общества и права, служит для нас понятие деятельность. Постоянным источником формирования и развития права, является опыт жизнедеятельности людей. В.С. Степин, обращаясь к глубинным основаниям общественной жизни, рассматривает универсалии культуры, свойственные всем обществам, как своего рода программы деятельности человека, которые выполняют роль социокода (по аналогии с биокодом в живых организмах) в функционировании и развитии общества[7]. Приведенная мысль ценна для нашего исследования тем, что общепринятое определение права как системы юридических норм акцентирует внимание лишь на его институциональной функции по нормативному упорядочиванию общественных отношений, упуская из виду деятельностную природу права. Однако столь же существенное значение для нашего исследования имеет положение, согласно которому право есть живой организм, активный фактор преобразования бытия, стабилизации общественных отношений на основе освоения передающихся из поколения в поколение социокультурных программ.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное