+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Правовая реформа в России: международный аспект - Т.Д.Матвеева

Дата: 09.09.2011    Автор: Т.Д.Матвеева

      Начатые в России в начале девяностых годов мероприятия по правовой реформе изначально  предполагали трансформацию системы  права, системы правоприменения  и обеспечения доступа граждан к правосудию. Очевидно, что  при проведении этой широкомасштабной работы не могли не учитываться  новационные положения принятой в 1993 г. Конституции  Российской Федерации, касающиеся  соотношения международного права и права внутригосударственного. Как известно, согласно Статьи 15 (ч.. 4) Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации стали составной частью ее правовой системы. Реализация этой конституционной нормы стало одним из важнейших принципов, которые определяли правовую реформу.

     Включение в российскую  правовую систему общепризнанных принципов  международного права  не явилось чем-то принципиально новым: приоритетная  роль международно-правовых принципов признавалась отечественной правовой доктриной и в прошлом, а после принятия новой Конституции их значимость была лишь подтверждена. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г. говорится: «В соответствии с принципами правового государства, закрепленными Конституцией Российской Федерации, органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом». Имеются в виду универсальные императивные нормы международного права, которые являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений, юридически закрепленные начала современного международного права, его фундамент. Таковыми  являются:  принцип суверенного равенства государств, принцип неприменения силы и угрозы силой, принцип нерушимости государственных границ, принцип территориальной целостности государств, принцип мирного разрешения международных споров, принцип всеобщего уважения прав человека, принцип самоопределения народов и наций,  принцип сотрудничества, принцип добросовестного выполнения международных обязательств (pacta sunt servanda).  Правовое содержание общепризнанных принципов международного права определяется международным, а не внутригосударственным правом. Государства лишь призваны их соблюдать, осуществляя внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому какие-либо попытки на внутригосударственном уровне давать толкование этих принципов, определять их количество (что иногда имеет место и в российской науке и практике) является не только не продуктивным, но и противоречит международному праву, как самостоятельной правовой системы.

     Целый ряд проблем как теоретического, так и практического плана, возникло в связи  с приданием  Конституцией РФ особого статуса международным.  Разумные решения  многих из них были получены в ходе осуществления правовой реформы.

     Прежде всего была достигнута ясность относительно  форм и способов включения  норм международного права в правовую систему Российской Федерации,  их применения. Понемногу утихли многословные измышления по вопросу так называемой "имплементации" норм международного права.  Наиболее эффективной из них, как показала практика,   стало, включение международных норм  в национальное законодательство, в результате чего международные по своему характеру нормы становятся нормами внутреннего права, что облегчает их применение.

     Наиболее ярким примером этому является Глава 2 Конституции РФ, инкорпорирующая в российское конституционное право такие международные акты, как Международный пакт о гражданских и политических правах, а также Международный пакт о социальных, экономических и социальных правах. Достаточно эффективно инкорпорированы в российское законодательство  нормы международного космического, морского, воздушного, экологического права. Не менее важной является форма непосредственного применения договорных норм  судами России.

     Документы свидетельствуют о том, что многие мероприятия в рамках начатой правовой реформы совпали по срокам и содержанию с вступлением России в Совет Европы. Это обусловлено тем, что вступление в эту организацию требовало приведения отечественного законодательства и правоприменительной практики в соответствие со стандартами  Совета Европы.   Условия-рекомендации присоединения России к Совету Европы, перечисленные в Заключении ПАСЕ №193 (1996) на заявку России на вступление обязали Россию принять новые,  соответствующие стандартам Совета Европы Уголовный, Уголовно-процессуальный кодекс; новые законы о роли и деятельности Прокуратуры и Уполномоченного по правам человека, о свободе собраний и свободе вероисповеданий; принять закона об альтернативной военной службе.

     Совет Европы потребовал от России реально обеспечить права граждан России на свободу передвижения и выбор места жительства; улучшить условия содержания заключенных, особенно в следственных изоляторах, а также  передать из Министерства внутренних дел в компетенцию Министерства юстиции России полномочий по управлению пенитенциарных учреждений и надзору за исполнением наказаний. Совет России "рекомендовал" России  пересмотреть Закон о федеральных службах безопасности, отмене права ФСБ «иметь в своем ведении и управлять центрами предварительного заключения».

     Одновременно  Парламентская Ассамблея приняла  решение разработать, в тесном сотрудничестве с делегацией Федерального Собрания Российской Федерации, парламентскую программу "рекомендательного и контрольного характера". По сути, речь шла об установлении контроля со стороны Европарламента за "продолжением проведения правовой реформы с целью приведения всего национального законодательства в соответствие с принципами и стандартами Совета Европы". Не секрет, что работа по пересмотру российского законодательства велась при непосредственном участии международных экспертов.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное