+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Правовая система: методологические проблемы категории теории права - Е.Ю. Догадайло

Дата: 03.10.2011    Автор: Е.Ю. Догадайло

В юридической науке, в различных проблемных статьях и монографиях в последнее время весьма активно используется такая категория как правовая система.

 

Однако если обратить внимание на использование этого термина, то можно заметить, что он используется в различных, зачастую противоречащих значениях. Иногда под правовой системой понимают собственно право в широком смысле, иногда – совокупность элементов правовой действительности, находящихся во взаимодействии между собой, иногда – особый тип права, зачастую – систему правовых норм, выраженных в различных источниках права в конкретном государстве, чаще всего – как категорию сравнительного правоведения, позволяющую анализировать правовые явления различных стран. В современной теории государства и права категория правовая система так же исследуется в следующих аспектах: широком смысле как исторический тип права (А.Х. Саидов, М.Н. Марченко), и в узком смысле как национальная правовая система (С.С. Алексеев, В.Н. Синюков). Единства категориального значения нет.

 

Традиционно под правовой системой предполагается понимать «единство соответствующих ее компонентов (частей), которые определенным образом объединены между собой (по содержательным и формальным критериям) и которые в зависимости от их природы и характера связи между ними (объективной, закономерной или субъективной, произвольной) составляют относительно устойчивую организацию»[1]. Правовая система интерпретируется как «вместилище, средоточие разнообразных юридических явлений существующих в обществе в одно и то же время на одном и том же пространстве»[2].

 

Сама идея использования категории система в отечественной правовой науке принадлежит Д.А. Керимову, который особо отмечал необходимость исследования права с точки зрения целостно-системного подхода: «целостно-системное познание позволяет представить изучаемый объект во всей полноте»[3]. Он считал, что правовая система имеет внутрисистемные и межсистемные связи как прямого, так и обратного порядка: «она закрепляет экономические, политические и социальные системы, воздействует на них посредством своего общеобязательного нормативно-регулирующего свойства, в определенной мере направляет их движение, изменение и развитие[4].

 

Категория «правовая система» в российской юридической науке вошла в оборот после Всесоюзной научно-теоретической конференции, проведенной ИГПАН СССР в Звенигороде в 1985 г. В науке исследовалась тогда категория «правовая система социализма» в качестве самостоятельного правового явления[5]. Однако широкое обсуждение категории «правовая система» в отечественной юриспруденции связано с работами С.С. Алексеева, A.M. Васильева, В.Н. Кудрявцева, М.М. Рассолова, Ю.А. Тихомирова, Л.Б. Тиуновой, Н.И. Матузова. В частности, С.С. Алексеев считал «правовую систему» категорией, которая бы описывала «на основе юридических норм в единстве и во взаимосвязи все конститутивные элементы правовой действительности и обрисовала общую конструкцию действующего права в той или иной стране; характерен взгляд как на правовую систему в целом, так и на ее отдельные подсистемы – механизмы общего правового регулирования, правотворчества, законности, правопорядка, правовой культуры, правового воспитания, правовой помощи, правовой защиты, правового управления и информации»[6].

 

В работах того периода, правовая система предстает как «совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих в направлении оставленных целей подсистем и элементов, которые образуют целостное, функциональное правовое образование, обладающее специфическими интегративными качествами и признаками управления, и имеющее информационное содержание»[7].

 

Ю.А. Тихомиров считал, что категория правовая система «представляет собой структурно-интегрированный способ целостного юридического воздействия на общественные отношения»[8]. В качестве элементов правовой системы он выделяет следующие: цели и принципы правового регулирования, основные разновидности правовых актов и их объединения, системообразующие связи, обеспечивающие взаимодействие всех элементов и целостность системы. С.С. Алексеев, назвав такую трактовку «весьма узкой», отметил, что системообразующие связи нельзя считать элементом правовой системы, а скорее свойством последней[9]. Позже Ю.А. Тихомиров предложил рассматривать как бы две правовые системы: «правовую систему, складывающуюся исторически», и «систему законодательства, представляющую собой продукт рациональной деятельности, форм, выражения нормативного материала». Данное положение вызвало критиковалось Н.И. Матузовым, который считал, что «для определения внутреннего строения права или законодательства нет необходимости вводить новое понятие, для этого существуют общепринятые традиционные категории -»система права» и «система законодательства», которых вполне достаточно, чтобы отразить существо указанных явлений, в том числе и с позиций системного подхода»[10].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное