+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Правовой иммунитет: исторический аспект - Ю.А. Юшкова

Дата: 14.10.2011    Автор: Ю.А. Юшкова

Институт иммунитета возник в эпоху феодализма. В средневековой Европе под иммунитетом принято было понимать «привилегии крупных земельных собственников, заключавшиеся в обладании правами политической власти над населением вотчины"[1]. Иммунитет включал право суда, сбора налогов и выполнение определенных административных функций без вмешательства центральной власти.

 

Широкое распространение иммунитет получил уже во Франкском государстве. «...Характерная черта феодального строя в той форме, в какой он возник во Франкском государстве и затем распространился по всей Европе (за исключением Швеции, Норвегии и Финляндии), – отмечает Э. Аннерс, – заключалась в правовом иммунитете, как самого феодала, так и его чиновников. Это в той же мере относилось и к собственности церквей. Королевские чиновники даже не имели права и ногой ступить на землю феодала или его вассала. Не имели они и права вершить какой бы то ни было суд или чинить расправу и устраивать экзекуции на их земле, т. е. исполнять свои прямые обязанности по долгу и службе на этих землях. Земли феодалов и их вассалов не подлежали официальному обложению налогами»[2].

 

Рост власти светских и церковных магнатов во Франкском государстве привел к широкой практике выдачи им от королей иммунитетных грамот. Такими грамотами светские и церковные магнаты, а также зависимые от них люди и поселенцы, ограждались от полицейской, судебной и финансовой власти графа и других должностных лиц. В этих грамотах, в частности, запрещалось вступление графа на территорию магната для поимки преступника, для суда, взыскания судебных штрафов, таможенных пошлин, для постоя, кормления и пр. Иммунитетная грамота помогала магнату именем короля освятить свою власть, утвердить свое господство над зависимыми от него людьми и поселенцами и вместе с тем обеспечить себе независимость от графской власти.

 

Первые дошедшие до нас иммунитетные грамоты относятся к середине VII в. Так, в «Грамоте Короля Дагоберта I Ресбахскому Монастырю» (635 г.) прямо закреплено, «чтобы никакая государственная судебная власть, ни настоящая, ни последующая, не смела входить на земли монастыря, право владения которыми когда-либо проистекало (для него) или от нашей щедрости, или от пожалований... для слушания судебных дел или взыскания чего-либо...». Согласно «Грамоте Карла Великого Мецкой Церкви» (775 г.) «никто из государственных должностных лиц не смеет входить в поместье мецкой церкви... и причинять там какой-либо ущерб, и никто из них не должен вызывать людей церкви на судебные собрания или каким-либо злым умыслом осуждать их, ни взимать судебных штрафов и пошлин, а также брать с них какие-либо кормы, но должностные лица церкви должны для каждого из упомянутых церковных людей производить правильный разбор дела и вместе с тем получать в пользу их удовлетворение от других людей на своих частных судебных собраниях, и в тех случаях, когда эти должностные лица церкви или другие люди принимают поручительства, судебные штрафы должны идти на приумножение этой обители святых; одинаковым образом, если и церковные люди выплачивали кому-либо судебный штраф за какой-либо свой поступок, то та часть судебного штрафа, на которую могла бы рассчитывать казна, уступалась церкви... И пусть иммунитет, нами пожалованный Мецкой Церкви, ее монастырям, крепостям, деревням, округам, приходам и аббатствам, будет вечно пребывать и непоколебимо соблюдаться»[3]. Подобные иммунитетные грамоты явились результатом усиления власти светской и церковной элиты во Франкском государстве, создавали для нее льготные условия, ограничивали административные и судебные возможности королевских должностных лиц.

 

Специфика феодальных отношений в разных странах влияла на характер иммунитета. Так, в Германии, где расцвет иммунитета приходится на время правления Саксонской династии (X – XI вв.), развитие иммунитета приводило в ряде случаев к образованию компактных иммунитетных владений, что имело большое значение в оформлении территориальных княжеств[4].

 

В Англии, где в англосаксонский период получил развитие преимущественно судебный иммунитет, в целом иммунитет был слабо выражен. В Византии экскуссия, близкая к франкскому иммунитету, носила характер податных изъятий[5].

 

В феодальной России правовой иммунитет составляли привилегии крупных земельных собственников, заключавшиеся в обладании правом политической власти над населением вотчины; чем крупнее была вотчина, тем большей политической властью обладал ее собственник. Иммунитеты, освобождающие боярские вотчины от княжеского управления и суда, во всех русских землях получили большое развитие в XII-XIII вв. Собственнику земли принадлежало право самостоятельно управлять населением своих владений, судить его и получать с него дань. Он нес ответственность перед государством за выполнение крестьянами государственных податей. Постепенно крупный земельный собственник сам становился «государем» в своих владениях, зачастую опасным даже для самой княжеской власти.3

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное