+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Признаки формы права: опыт поиска социальных оснований - С. В. Бошно

Дата: 27.01.2012    Автор: С. В. Бошно

В научной литературе выделяют следующие признаки формы права: «обязательность, формальная определенность, общеизвестность»[1]. Дополнительно к названным признакам «источники права должны обладать еще одним внешним признаком – легальностью источника права как правомерностью его возникновения и функционирования»[2]. Дополнить этот перечень свойств формы права необходимо нормативностью, государственной поддержкой.

Соглашаясь с тем, что легитимность чаще всего присуща формам права, отметим, что абсолютизировать этот признак нет необходимости по следующим причинам. Вопрос о легитимности по-настоящему актуален только для нормативных правовых актов. Действительно, для них процедура создания, компетентность издающего органа – это не полный перечень требований к легитимности. Отсутствие этого признака для нормативного правового акта влечет возможность его отмены.

Ставить же вопрос о легитимности других форм права затруднительно. Например, правомерность создания обычая не может быть оценена, так как он возникает самостийно, без особых процедурных правил.

Можно оценить легитимность обычая в смысле его соответствия нормативным правовым актам. Такой подход в условиях господства этатического позитивизма представляется абсолютно верным. Но в иных подходах к праву эта очевидность исчезает, более того, она легко превращается в свою противоположность. Так, для обычно-религиозных систем приоритет обычая, доктрины над государством является абсолютным. Кроме того, реальная действенность некоторых форм права не совпадает с силой, признаваемой за ними законом. В России эта двойственность традиционна для судебной практики и обычая.

Кроме того, развитие общественных отношений в переломные исторические моменты, отказ от устаревших правовых норм в момент появления новых правил в недрах социальной практики скорее носит не легитимный характер, так как требует отказа от существующих в государстве правил. Достаточно вспомнить Я.М.Магазинера с не-правом[3] и станет очевидным уязвимый характер легитимности форм права.

По мнению Н.Е.Фарбера и В.А.Ржевского, важными являются следующие признаки формы права: «она должна быть, во-первых, определенной и ясно формулировать права и обязанности возможных участников возможных правоотношений, во-вторых, общеобязательной, охраняемой возможностью государственного принуждения тех, кто станет уклоняться от ее предписаний, и, в-третьих, общеизвестной адресатам юридической нормы, следовательно, должен быть особый порядок публикации нормативных актов и введение их в действие»[4].

В результате лингво-логического анализа выделены следующие требования к формам права: языковая стандартизированность, системность построения права, графическая определенность норм права[5].

Полагаем, что Н.А.Власенко не обоснованно использует как синонимы такие выражения как норма права и форма права, система права. Кроме того, автор не различает понятия нормы права и статья нормативного правового акта. Внешнее выражение, форма – это оболочка права, например, закон. Его элементами являются статьи. В теории права достаточно глубоко проработан вопрос о соотношении статьи закона и нормы права. В связи со сказанным не ясны основания, по которым автор видит норму права элементом формы права.

В целом работа Н.А.Власенко – достаточно противоречивое произведения; автор идет к форме права через структуру нормы права и т.п. необъяснимые лабиринты мысли.

Дореволюционные юристы предлагали достаточно разработанный понятийный ряд. Так, Е.Н.Трубецкой отмечал, что «от «источников права» следует точно отличать «источники правоведения» или источники нашего познания о праве. Мы узнаем о существовании норм позитивного права из сборников, изданных теми или другими правительственными органами или частными лицами, из исторических памятников или ученых сочинений. Все это – источники познания о праве, стало быть, источники правоведения, а не источники права. Закон у нас в России имеет обязательную силу не потому, что он помещен в Своде Законов, а потому, что он издан законодательной властью. Стало быть, Свод законов ни в каком случае не есть источник права, а  только источник нашего познания о праве, следовательно, - источник правоведения» [6].

Обобщая высказанные в литературе многообразные мнения относительно признаков формы права, рассмотрим наиболее важные из них.

1) Наиболее важным и принципиальным представляется признак четкости внешнего выражения. Представляется, что форма права непременно имеет устойчивую внешнюю оболочку, носящую чаще языковую форму. Стабильности языковой формы способствует закрепление форм права на устойчивых материалах: камень, бумага и т.п. носители информации. Для нормативных правовых актов этот признак традиционно называется формальной определенностью. Его содержание сводится к требованиям языка, стиля нормативных актов. Неписанные формы права четкость внешнего выражения достигают иными способами. Их четкость представляется достаточной, если субъекты права понимают правила и единообразно его исполняют. Конечно, неписанные правила ускользают, но они не исчезают, они сами себя воспроизводят. Их внешнее выражение осуществляется в убеждениях и поступках.

2) Другим важным признаком формы права мы считаем определенность его содержания, то есть форма права должна содержать положения, единообразно понимаемые субъектами, адресатами норм. Актуальность вопроса о юридической технике совершенно очевидна и не вызывает сомнений. Если упростить соответствующие определения и подчеркнуть грани, важные для настоящего исследования, то можно сказать, что юридическая техника – это совокупность приемов и правил достижения определенности содержания правовых предписаний. Сами же приемы и правила касаются языковых средств изложения, выбора вида акта, его структуры.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное