+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Проблемы развития парламентаризма в Российской Федерации - Ю.В. Копцева

Дата: 30.09.2011    Автор: Ю.В. Копцева

Одной из самых актуальных в современной правовой науке в настоящее время является проблема создания механизма власти, позволяющего наиболее полно учитывать интересы граждан при принятии государственных решений, механизма, который бы обеспечивал подлинное народовластие. Дискуссионным остается вопрос о способах и степени участия населения в осуществлении государственной власти. Многие современные конституции называют именно народ первоисточником власти, говорят о безусловной принадлежности власти народу. В свою очередь, в теории государства и права упоминается 2 основных способа осуществления народом своей власти:

  • непосредственное осуществление властных функций (непосредственная демократия);
  • осуществление властных полномочий посредством представительства (представительная демократия).

 

В основе современной парламентской системы лежит именно представительная демократия, так как «народные представители, являясь более авторитетными и более правильными, чем кто-либо другой, выразителями народных нужд и желаний, могут с наибольшим основанием решать государственные дела, а также претендовать на выбор тех лиц, которым поручается непосредственное управление»[1]. Отсюда можно сформулировать главную задачу парламентаризма – обеспечение подлинного народовластия в государстве.

 

В настоящее время нет единой точки зрения на такое фундаментальное понятие государствоведения, правоведения и политологии как парламентаризм. Ряд авторов подразумевают под парламентаризмом совокупность демократических ценностей, сложившихся за многие столетия. Так, О.О. Миронов под парламентаризмом понимает «некую шкалу социальных ценностей, где господствует закон, утвердились принципы верховенства права и разделения властей, где гражданское общество характеризуется демократизмом и высокой политико-правовой культурой»[2]. Несомненно, все указанные ценности должны реализовываться посредством деятельности органа народного представительства – парламента. Однако следует полностью согласиться с мнением современных российских политологов о том, что само существование парламента в системе органов государственной власти не означает введения на прочных основах парламентаризма[3]. Парламент может существовать и без парламентаризма. Для парламентаризма необходимо, чтобы орган народного представительства был наделен определенными качествами, среди которых можно выделить:

  • избрание депутатов парламента на всеобщих свободных выборах, что является основной гарантией высокого уровня представительности данного государственного органа;
  • самостоятельность и независимость парламента в системе разделения властей;
  • высокий уровень полномочий парламента при решении вопросов государственного управления (например, при формировании исполнительной власти) и наличие решающих полномочий в процессе законотворчества.

 

Приоритет демократических ценностей при определении парламентаризма просматривается в работах многих современных исследователей. Так, например, профессор Е. Хубнер утверждает, что о парламентаризме можно говорить лишь в связи с демократическим правлением[4]. Некоторые исследователи прямо заявляют, что парламентаризм есть ни что иное как «система представлений об общедемократических, общецивилизационных ценностях государственно-организованного общества»[5].

 

Полностью соглашаясь с тем, что в основу парламентаризма заложены общедемократические, общечеловеческие ценности, мы, тем не менее, хотим отметить, что парламентаризм – это, прежде всего, конкретное явление общественной жизни многих государств современного мира, а не аморфная система представлений.

 

Некоторые отечественные ученые, к примеру, Б.С. Крылов в значительной степени отождествляют парламентаризм с другим фундаментальным понятием науки конституционного права – формой государственного правления[6]. Ошибочность этого мнения можно понять, вспомнив, как трактуется это понятие в российской юриспруденции. Так, Р.В. Енгибарян пишет: «Под формой правления подразумевают организацию верховной государственной власти, в особенности высших и центральных ее органов, структуру, компетенцию, порядок образования этих органов, длительность и объем их полномочий, взаимоотношения с населением, степень участия последнего в их формировании»[7]. Весьма близкие по смыслу определения формы государственного правления можно встретить в работах у В.Е. Чиркина, М.В. Баглая, Б.А. Страшуна, А.Б. Венгерова и др. Однако, совершенно очевидно, что понятия «парламентаризм» и «форма правления» отнюдь не идентичны и несут разную смысловую нагрузку. С точки зрения Р.М. Романова: «Парламентаризм – это одна из разновидностей форм правления, но не форма правления в юридическом смысле этого слова»[8].

 

По нашему мнению неверно понимать парламентаризм только как разновидность форм правления – это более универсальное понятие. Оно вбирает в себя многие элементы различных форм правления (монархий и республик), имеет качество демократического политического режима и может проявляться в государствах независимо от сложившейся формы государственного устройства (унитарной или федеративной). Выводя парламентаризм из рамок формы государственного правления, мы сталкиваемся с необходимостью разграничивать понятия «парламентаризм» и «парламентская форма правления» – это не тождественные термины. Парламентская форма правления соотносится с парламентаризмом как частное с общим, то есть понятие «парламентская форма правления» поглощается понятием «парламентаризм». Как более узкое понятие парламентская форма правления призвана охарактеризовать строение представительного учреждения, его взаимоотношения с другими властными институтами.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное