+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Социальная безопасность как государственно-правовой институт - Н. А. Фролова

Дата: 18.10.2011    Автор: Н. А. Фролова

Понятие социальной безопасности в настоящий период современных изменений не только приобретает приоритетное значение, но и становится предметом все более детального научного обсуждения, анализа и осмысления особенно при реализации внутригосударственных преобразований.

 

Переход к обществу с устойчивой социальной структурой и конструктивными отношениями возможен при условии, что его безопасность будет иметь определяющий и общесоциальный характер.

 

Методология предпринятого теоретико-правового анализа предусматривает конкретное познание социальной безопасности, определение ее понятия, свойств, содержательных характеристик, а также ее соотношение с такими понятиями, как безопасность и национальная (государственная) безопасность.

 

Безопасность, ставшая одной из главных проблем XXI в., в Законе Российской Федерации «О безопасности»[1] рассматривается как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, а ст. 2 Закона закрепляет государство, граждан, общественные и иные организации и объединения в качестве субъектов обеспечения безопасности.

 

Так, В. Ф. Халипов, выделяя три главных уровня безопасности (личность, общество, государство), трактует безопасность в целом как необычайно многоплановую, сложную, комплексную и нередко противоречивую систему жизнеобеспечения человека и человеческих сообществ…[2] Следует отметить, что универсальное (родовое) в своей основе понятие безопасности включает такие ее типы, как международная (глобальная, планетарная) безопасность и национальная (внутренняя, государственная) безопасность.

 

В качестве параметров безопасности государства отмечаются поддержание конституционных общественных отношений, укрепление государственной власти, экономическое могущество, законность, территориальная целостность и нерушимость границ. В свою очередь, для безопасности гражданского общества характерны социальная справедливость, демократический плюрализм, открытость общества, экономическое благополучие граждан, их права во взаимоотношениях с государством. Точка зрения о том, что концепция безопасности в Российском государстве должна быть синтезом государственной и общественной безопасности, обусловливает, по его мнению, универсальность системы безопасности по взаимной защите прав и интересов личности, общества и государства[3].

 

Изучая подходы современных представителей отечественной юридической науки к пониманию безопасности и осмыслению ее комплексности, отметим позицию С.В. Степашина. В исследовании теоретико-правовых аспектов обеспечения безопасности Российской Федерации безопасность государства трактуется им как защищенность качественного состояния общественных отношений, обеспечивающих прогрессивное развитие человека и общества в конкретных исторических и природных условиях от опасностей, источником возникновения которых являются внутренние и внешние противоречия[4].

 

Представленные аспекты позволяют констатировать, что в силу своей значимости национальная безопасность, в широком понимании определяющая условия для благополучного существования личности, общества и государства в целом, включает в себя различные виды безопасности (безопасность экономическая, социальная, правовая, политическая, военная, демографическая, экологическая, информационная, продовольственная и др.). В дальнейшем затрагивается сфера именно социальной безопасности.

 

Проблемность определения социальной безопасности, по мнению Р.Г. Яновского, видится в трудностях ее трактовки, поскольку «неотъемлемыми компонентами социальной сферы являются экономические, политические, духовно-нравственные и иные аспекты, а в каждом из упомянутых, несмотря на трудности, социальная безопасность в узком смысле существует»[5].

 

Доказательства конституирования социальной безопасности приводят В.Серебрянников и А. Хлопьев в своей книге «Социальная безопасность России»[6]. Точка зрения авторов основана на необходимости преодоления отставания в формировании общей теории безопасности, политико-правового закрепления социальной безопасности с учетом отнесения социальной сферы к стратегическим факторам государственной мощи, разработки специфических мер, средств и способов осуществления социальной безопасности.

 

Сложность выделения понятия социальной безопасности, на наш взгляд, однако, не мешает уяснить общий смысл отмеченных подходов. Он видится, во-первых, в обосновании социальной безопасности как относительно самостоятельного вида национальной безопасности, и, во-вторых, в ее взаимосвязи с экономической, правовой, политической, информационной, духовной, экологической, военной и другими видами безопасности. Анализ высказанных утверждений позволяет усилить аргументы в том, что социальная безопасность, как понятие, должно отвечать требованиям системности.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное