+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Судебный прецедент как историческая форма права - С.В. Бошно

Дата: 30.09.2011    Автор: С.В. Бошно

Вопросы происхождения форм права привлекали внимание исследователей. Договорные и казуальные предшественники правовых форм разрабатываются историками, этнографами. Исторические (догосударственные) формы права рассматриваются в недрах первобытного общества, в период разложения родовых отношений. В контексте учения о формах права гносеологические вопросы не рассматриваются в качестве специального объекта исследования.

 

В широком смысле материальным источником права выступает практика, общественные отношения. Именно этот тезис объясняется первенство в происхождении именно казуальных явлений.

 

Практика, основанная на соответствующем убеждении, образует такую форму как правовой обычай. Однако правовой обычай не мог в силу особенностей своей правовой природы в полной мере разрешить потребности развивающегося общества. Ему присущи положительное начало в том смысле, что он описывает модели поведения. Однако общественная практика органически связана с конфликтами, разнонаправленными интересами. Способ согласования в данном случае должен быть развит за счет преломления общих идей к конкретным отношениям. Именно этими обстоятельствами поясняется востребованность казуального регулирования. Высказанные предположения можно провозгласить надуманными. Действительно, сравнение обычая и казуса не имеет очевидной актуальности, так как сам казус никак не влияет на формы права. Однако повторение удачного решения казуса, превратившись в правоприменительное обыкновение, приобретает некоторые свойства формы права. Именно такой подход позволил поставить прецедент на первое место, даже до правового обычая. В полном смысле слова подобный прецедент не составлял формы права, ему предстоял еще длительный эволюционный путь к современной доктрине прецедентного права.

 

Актуальность вопроса о сущности и природе судебного прецедента была отмечена неоднократно. Подчеркивалось древнейшее происхождение этого феномена, его первенство в системе форм права с хронологической точки зрения[1].

 

В теории права, как и в отраслевых науках, научный интерес к прецеденту сохраняется столетиями, переживая пики и падения. Так, в 1903 г. была издана книга С.В. Демченко «Судебный прецедент», в которой автор подверг анализу и систематизации взгляды, высказанные разными отечественными и зарубежными исследователями по поводу данной формы.

 

Освоение доктрины прецедентного права в дореволюционной юридической науке осуществлялось в контексте форм права либо в историческом аспекте, либо в связи с наблюдениями относительно англо-саксонской правовой системы. Эта традиция сохранилась и продолжается современными исследователями. За пределами данного традиционного подхода развивались оригинальные идеи психологической и исторической школ[2].

 

Современные исследователи обращаются к исследованию судебного прецедента в тех правовых системах, которые открыто признают господство данной формы права[3]. Попыткой выявить типичные проявления судебного прецедента в различных государствах с целью их обобщения стала работа И.Ю. Богдановской «Прецедентное право». Специалисты в области международного права также занимаются разработкой прецедента как формы права[4].

 

Изучению прецедентов посвящены диссертационные исследования[5].


В литературе остро ведется полемика о возможности и целесообразности использования прецедентной модели в Российской Федерации[6].

 

Перманентную актуальность вопроса о сущности и роли прецедента как формы права предопределяют особенности судебной деятельности. Такое объяснение предлагал Е.Н. Трубецкой, А. Барак и другие. По этому же пути идет законодатель тех государств, которые открыто признают прецедентную модель.

 

Победа прецедентного права имеет большое значение не только для науки и доктрины. Действующими федеральными судьями в ходе анкетирования также подтверждено большое значение дискуссии о прецеденте в России. В исследовании был сформулирован вопрос: Как вы полагаете, полезной ли является дискуссия о прецедентном праве в Российской Федерации. Дискуссию о прецедентном праве в России считают полезной 75,7 % респондентов. Они видят пользу этой дискуссии в возможном решении (как положительном, так и отрицательном) вопроса о принятии нашим государством англо-саксонской модели правовой системы. Дискуссию о прецедентном праве в Российской Федерации считают вредной (так как она отвлекает от реальных проблем судебной системы) 2,9 % респондентов. 13,2 % респондентов полагают, что эта проблема не является актуальной для функционирования судебной системы. Затруднились определить свое отношение к дискуссии 8,1 % респондентов. Причиной этих затруднений могло стать отсутствие у респондентов сведений о содержании дискуссии. Таким образом, можно считать, что дискуссия о прецедентном праве в Российской Федерации является актуальной и своевременной, так как три четверти респондентов (75,2 %) – абсолютное большинство – считают, что завершение дискуссии позволит решить старую проблему статуса судебной практики в отечественной правовой системе. Столетия сохраняется неопределенность, при которой законодатель не признает прецедента, а реально он существует. Действительно, отсутствие законодательного решения этого вопроса затрудняет как правотворческий, так и правоприменительный процессы. Завершение дискуссии позволит четко идентифицировать тип правовой системы Российской Федерации.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное