+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Теоретические аспекты исследования права - А.И. Гусейнов

Дата: 04.10.2011    Автор: А.И. Гусейнов

Наука давно использует универсальное понятие для обозначения разнообразных качественных объектов. Этим понятием является понятие системы. Им ныне одинаково успешно обозначаются объекты структурные и функциональные, индивидуальные и надындивидуальные, материальные и идеальные, системы взаимодействий и системные комплексы и т.п. В понятии «система» качественный анализ обретает очень удобное универсальное гносеологическое средство.

 

Учитывая весьма разнообразный характер юридической литературы по системному правопознанию, наличие в ней значительного числа дискуссионных моментов, мы остановимся на тех его аспектах, которые связаны с раскрытием специфического устройства системных правовых объектов. Иными словами, мы сосредоточим внимание на анализе, как гносеологического своеобразия принципа системности, так и на анализе онтологических аспектов этого принципа применительно к правовым исследованиям.

 

Как и в любой другой науке, в юридической науке давно накоплены факты, говорящие о том, что кроме собственных, внутренних (в узком смысле) закономерностей существования и развития конкретных правовых явлений имеются еще и другие, более широкие и общие закономерности, по отношению к которым бытие отдельного правового явления и даже группы правовых явлений выглядит лишь как частный случай их проявление. Осмысление этого обстоятельства выдвинуло вопрос о каком-то новом измерении правовых явлений, не сводимом к их собственным качествам, свойствам, параметрам и внутренним взаимодействиям, а определяемом закономерностями их макросистемы.

 

В итоге этого процесса складывается более широкое и расчлененное представление о правовом объекте: познание теперь различает элементарные, предметные и макросистемные правовые объекты, приступает к выявлению законов образования и развития правовой системы, дифференцированно анализирует различные уровни изучения правовой действительности. Теперь все правовые явления познаются не только сами по себе, но и как части, элементы или компоненты некой более широкой системы. «Часть в праве, – пишет Д.А. Керимов – «имеет двустороннюю природу: с одной стороны, она характеризуется своими индивидуальными особенностями, а с другой стороны, эти особенности приобретают специфический оттенок в результате воздействия других частей и самого целого, в состав которого они входят. Часть всегда несет на себе печать целого, сохраняя, однако, свою особенность. Именно благодаря тому, что часть обладает особенностью, она занимает соответствующее место в целом и играет в нем определенную роль, воздействует на целое и в той или иной степени детерминирует его характер. Но не только особенности частей, а специфика их взаимосвязи и взаимодействия определяют природу целого[1].

 

Здесь обнаруживается тот факт, что такие категориальные параметры правовых явлений, как «необходимое и случайное», «причина и следствие», «внешнее и внутреннее», «сущность и явление», «возможность и действительность» и т.д. имеют в качестве основного измерения конкретное внутрисистемное содержание. За этими пределами, в другой системе координат, их конкретные значения могут быть иными и даже обратными. Все это имеет принципиальное значение для анализа правовых систем, в которых один и тот же объект является как бы многочленом различных и разнопорядковых систем.

 

Параллельно с этим происходит и изменение самого типа научного мышления. Оно становится системным и в то же время более дифференцированным, многоуровневым, многоаспектным. И естественно то, что в юридических исследованиях сегодня принципиально расширилась область методологической рефлексии, что находит свое выражение в концептуальной перестройке правоведения. Не случайно теоретические проблемы права, правовых систем становятся в последние годы предметом обсуждения в разных аудиториях. Отмечается, в частности, что особенности современного этапа развития юриспруденции могут быть поняты только в рамках системы процессов социальных и культурных изменений глобального и национального масштабов[2].

 

Итак, системность – один из закономерных этапов процесса право – познания, движущегося от изучения предмета «самого по себе» к изучению его роли в видо-родовой системе, взаимосвязи с другими правовыми явлениями, его месте во всеобщем взаимодействии всех систем и эмпирически действующих обстоятельств реального процесса.

 

Для понимания изучаемой проблемы необходимо рассмотреть гегелевский принцип спецификации. Поскольку каждое правовое явление можно и нужно рассматривать с различных позиций, возникает вопрос, что принять за исходную базу изучения правового явления, за основу, определяющую его качественные показатели. Спецификация и означает выбор аспекта рассмотрения той или иной определенной точки зрения. Гегель различал два аспекта, в которых должно быть рассмотрено явление в сфере бытия. Во-первых, это явление, взятое само по себе. Во- вторых, это явление, рассмотренное в определенной системе и подчиняющееся ее законам. Данное понятие служит раскрытию того, как рассматриваемого качество обусловливает свои частные показатели, проявляется и выражается в них.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное