+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Транспарентность политического управления как инструмент демократии - Г.В. Пызина

Дата: 14.10.2011    Автор: Г.В. Пызина

Транспарентность как инструмент демократии позволяет формировать такие общественно-политические отношения, при которых граждане полноценно реализуют свое право знать то, что происходит во власти, осуществлять контроль над деятельностью субъектов политического управления.

 

Транспарентность и как понятие, и как принцип политической деятельности органически связаны с демократией, причем эта связь имеет сущностный характер. Демократия немыслима без транспарентности, равно как и транспарентность не может быть обеспечена в отсутствии демократически организованной власти. Транспарентность изначально вошла в перечень основных принципов демократических государств, реализация которых повышает легитимность общественного строя. Это отмечают как общественно-политические деятели, так и ученые. Например, один из влиятельных членов международной организации «Международная прозрачность» Х.П. Мартин считает, что «без прозрачности нет демократии»[1]. Член Европейского Парламента Д. Боу отмечает, что в рамках ЕС должны быть предприняты и активным образом предпринимаются шаги, направленные на рост прозрачности[2]. Среди современных ученых, выводящих транспарентность на уровень инструмента демократии, отметим Д. Браутгама. В статье «Государственное управление, экономика и иностранная помощь» он с глубиной и основательностью проанализировал концепцию «транспарентности», и ее историческое появление, рационалистические основания, роль в развитии демократии[3].

 

Транспарентность, как условие развития способности к совершенствованию правительства и общественных учреждений, помогает свертывать осуществление авторитарной и бесконтрольной власти через систему соответствующих правил общественно-политической жизни.

 

Транспарентность предполагает ответственность за любые злоупотребления властью, которые в идеале должны быть быстро обнаружены и пресечены.

 

Высокий уровень транспарентности влечет за собою различные выгоды и эффекты, а именно: возрастает предсказуемость, измеримость и участие разных общественных сил и социальных групп, как в экономике, так и в общественной жизни в целом. Увеличиваются потенциал и стимулы развития за счет сокращения неявных налогов, транзакций и затрат; снижается риск произвольных аннулирований и конфискаций. Все это придает требованию прозрачности в общественных и деловых отношениях прогрессивность и желательность, поднимая его, возможно, до уровня морального долга. Вместе с тем сложнее принять меры по ограничению (или запрету) не отвечающему данным требованиям режима власти, чем по созданию условий для реализации прогрессивных инициатив.

 

Политическая транспарентность в условиях демократии, по мнению известного политолога Р. Даля («Демократия и ее критика», 1989), означает открытость политических процессов, доступность достаточно большого массива информации о политике, экономике и социальной сфере для широких слоев населения. Наличие прозрачности является предпосылкой для демократии[4]. По мнению Д. Торнтона, транспарентность как инструмент демократии определяет, во-первых, эффективность проводимой политики, а, во-вторых, отвечает принципу демократической ответственности. Поэтому транспарентность неразрывно связана с институтом доверия власти.

 

Низкий уровень общественного доверия к органам власти характерен не только для России. Зарубежные ученые, авторы книги «Почему люди не доверяют правительству?» приводят большое количество фактов, свидетельствующих о падении доверия к зарубежным правительствам и рост политической апатии и цинизма за последние 30 лет[5].

 

Нормы прозрачности могут значительно расширить перспективы для демократии во внутренней и внешней политике. Они не только гарантируют открытый доступ к информации, значимой в процессе принятия решений, но и позволяют политическим акторам активизировать свою гражданскую позицию и участие. Фактически участие и прозрачность вместе – это то, что определяет гласность, являющуюся предпосылкой к формированию совещательного потенциала политических институтов. Гласность требует, чтобы отдельный политический процесс и политика в целом стали открытыми для широкого общественного участия (таким образом, разрешая возникшие проблемы), и чтобы заинтересованные акторы внесли свой вклад в общественные дебаты.

 

Как отмечает Дж. Митзен, благодаря гласности (publicity) в обществе «все может быть замечено, и ничто не скрыто от внешней оценки. Гласность позволяет акторам интерпретировать события как общие проблемы, и сформировать мнения относительно того, что должно быть сделано»[6]. Дж. Бохман, разделяющий данную позицию, утверждает, что гласность может создать условия для значимых общественных затрат и возрастающей ответственности во внутреннем и международном контекстах[7].

 

Важнейшей особенностью гласности можно считать то обстоятельство, что она помогает преодолевать несправедливость, которую критики и скептики увязывают с наличием разрыва между различными политическими субъектами в материально-ресурсном отношении. По мнению Т. Рисса, чем больше проблема входит в плоскость общественного исследования, тем более вероятно, что менее привилегированные акторы получат доступ к формированию повестки дня.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное