+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Практика осуждения дискриминации в решениях международных органов по защите прав человека. - П.Р. Магомедова

Дата: 20.03.2012    Автор: П.Р. Магомедова

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, вступившая в силу 3 сентября 1953 года[2], не только провозгласила основные права человека, но и создала специальный механизм их защиты. Так, в статье 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится о том, что пользование правами и свободами, перечисленными в ней, обеспечивается без дискриминации по какому бы то ни было признаку. К числу таких признаков относятся: пол, раса, цвет кожи, язык, религия, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, принадлежность к национальным меньшинствам, имущественное положение, рождение или иные обстоятельства [3]. Следует отметить, что данная статья не имеет самостоятельного значения, она дополняет другие статьи Конвенции и Протоколов к ней, обеспечивает отдельным лицам или группам лиц, находящимся в сопоставимых ситуациях, защиту от всех видов дискриминации при осуществлении прав и свобод, защищаемых этими статьями. Иными словами, ст. 14 составляет как бы неотъемлемую часть любой юридической нормы, обеспечивающей права и свободы, и образует интегрированную часть каждой из статей, устанавливающих права и свободы независимо от их природы. Четкая позиция по запрещению дискриминации прослеживается в решениях такого авторитетного органа, как Европейский Суд по правам человека, судебные прецеденты которого относительно нарушения принципа равенства имеют существенное значение для правоохранительных органов государств - членов Совета Европы. Рассматривая ряд дел, Европейский Суд постановил, что «равенство нарушено, если различие не имеет никакого объективного и разумного оправдания» и «если такое оправдание существует, то оно должно быть оценено с точки зрения цели и эффективности рассматриваемой меры, с учетом принципов, которые превалируют в демократическом обществе»[4]. Таким образом, прецедентное право Европейского Суда по правам человека основано на сочетании законности и целесообразности, по отношению к принципу равенства прав человека это выглядит как возможность существования оправданных в демократическом правовом государстве неравенств. Несомненно, возможны и такие различия, которые вовсе не являются дискриминацией. Юридически решение, вынесенное Судом, обязательно лишь для государства — ответчика по делу. Однако нередко значимость решений Суда выходит за национальные рамки страны, воздействуя на право и судебную практику и других государств - участников Конвенции. В этой связи показательным является дело Маркс (Marckx) против Бельгии от 13 июня 1979 года, суть которого заключается в том, что заявительница - Александра Маркс родилась вне брака от Паулы Маркс - бельгийки по национальности, незамужней журналистки. В отношении внебрачных детей бельгийский закон (Гражданский кодекс) установил сложный порядок их признания и усыновления (удочерения). Если факт материнства по отношению к ребенку, рожденному в браке, автоматически признается по факту рождения, то в отношении ребенка, рожденного вне брака, от его матери требовалось особое заявление о признании, подаваемое в орган, ведающий актами гражданского состояния, что и было сделано Паулой Маркс. Однако признание ребенка по бельгийскому закону - акт декларативный, не являющийся достаточным доказательством материнства. 30 октября 1974 года через год после рождения дочери Александры, Паула Маркс начала процедуру удочерения в соответствии со статьями 350-356 Гражданского кодекса, которая завершилась 18 апреля 1975 года, но акт об удочерении датирован 30 октября 1974 года - моментом начала процедуры. Делая различия между правами детей, рожденных в браке и рожденных вне брака, Гражданский кодекс Бельгии существенно ограничивал наследственные и некоторые другие права последних. Фактически бельгийский закон поставил Александру Маркс на более низкую ступень по сравнению с детьми замужних матерей. Это различие являлось вполне достаточным и серьезным и вело к нарушению Конвенции. В соответствии с бельгийским законодательством ребенок, рожденный в браке, непосредственно после рождения полностью интегрировался в семью, в то время как признанный «незаконный» ребенок и даже усыновленный (удочеренный) оставался в принципе за пределами семей своих родителей. В решении Суда указывалось, что заявительницы живут в правовом государстве, в котором в случае рождения «незаконнорожденных» детей не признаются правовые отношения между матерью и ребенком просто по факту его рождения (в противовес естественным кровным отношениям, которые, конечно, полностью признаются). Суд признал, что различия, заключающиеся в том, что только внебрачные дети должны быть формально признаны своими матерями, а факт материнства должен быть установлен судом, не могут иметь объективного оправдания, поскольку не должно иметь место различное отношение к детям в зависимости от того, родились ли они в браке или нет. Таким образом, Европейский Суд по правам человека осудил дискриминацию по рождению. Выполняя решение Европейского Суда от 15 февраля 1978 года, бельгийское Правительство внесло на рассмотрение Сената законопроект, который «ставит целью уравнять в правах всех детей». Официальная пояснительная записка к законопроекту является свидетельством правовой эволюции. В записке указывалось, что «в течение последних лет некоторые европейские страны, включая Федеративную Республику Германии, Великобританию, Нидерланды, Францию, Италию и Швейцарию, приняли новое законодательство, которое коренным образом изменяет традиционные законы о признании факта отцовства (материнства) и устанавливает почти полное равенство в правах между законнорожденными и незаконнорожденными детьми». Отмечалось также, что «желание положить конец любого рода дискриминации и ликвидировать все виды неравенства, основанные на факте рождения... прослеживается в работе различных международных организаций». Что касается Бельгии, то в документе подчеркивалось, что разница в отношении бельгийских властей к различным категориям граждан в зависимости от того, рождены они в браке или вне его, является «вопиющим нарушением» фундаментальных принципов равенства любого гражданина перед законом (ст. 6 Конституции Бельгии[5]). Далее указывалось, что «юристы и общественное мнение во все возрастающей степени убеждены в необходимости покончить с дискриминацией в отношении (незаконных) детей». В результате, 31 марта 1987 года в Бельгии был принят специальный закон, который внес изменения в «разнообразные правовые положения, связанные с усыновлением», отменив всякую дискриминацию в отношении внебрачных детей. Судебная статистика показывает, что из общего количества дел, в которых заявители ставили вопрос о применении ст. 14, число решений, в которых Европейский Суд пришел к выводу об отсутствии оснований для этого или к выводу о том, что различие не носит дискриминационного характера, на порядок больше числа решений, констатировавших нарушения данной статьи. Указанное обстоятельство исследователи объясняют тем, что многие заявители добавляют ст. 14 к основной жалобе без достаточно серьезных оснований и Суд, решив основной вопрос, оставляет жалобу по ст. 14 без рассмотрения [6]. Достаточно внимательно к осуждению дискриминации во всех его формах относится и такой орган, как Суд Европейского Сообщества. Например, в 1976 году Суд Европейского Сообщества постановил, что Договор об образовании Европейского Сообщества[7] ясно и безусловно запрещает дискриминацию работников - мужчин и женщин, которые имеют право на равную оплату. Ряд решений суда по данному поводу запустил законодательный механизм, в результате которого было приняты акты Европейского Сообщества о запрете дискриминации мужчин и женщин. Законодательство Европейского Сообщества в данном случае следовало за судебным прецедентом. Другой вид дискриминации — по национальному признаку — также нашел свое воплощение в решениях этого судебного органа. Он указал, что доступ к профессиональному обучению должен быть одинаков во всех странах Евросоюза, которые не могут взимать с граждан других государств-членов более высокую плату за обучение, чем со своих граждан. Анализ практики суда ЕС позволяет сделать вывод о том, что межправительственная деятельность Совета Европы по защите и утверждению прав человека должна быть переосмыслена и нацелена на новые приоритеты, одним из которых является всеобщее запрещение дискриминации путем введения в действие Протокола № 12 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Что касается Российской Федерации, то ратификация 5 мая 1998 г. Конвенции о защите прав человека и основных свобод и главных Протоколов к ней открыла российским гражданам и всем находящимся под юрисдикцией Российской Федерации лицам правовую возможность строить свою защиту в национальных судах на основе положений Конвенции и Протоколов, а также обжаловать в Европейском суде по правам человека затрагивающие их решения национальных судов. С 1998 года в Европейский суд по правам человека поступило более 40 тыс. жалоб в отношении России. Достаточно большое количество этих жалоб были отклонены как не отвечающие критериям приемлемости. Остальные подлежат рассмотрению. С учетом того, что регламент Европейского суда не устанавливает нормативных сроков рассмотрения, специалистами справедливо отмечается, что «шанс быть реально рассмотренной имеет всего одна из ста жалоб»[8]. Решения Европейского суда имеют для России прецедентное значение. Иными словами, вынося свои решения, суд исходит из того, что российские судебные органы будут впредь опираться на них при рассмотрении аналогичных дел. Однако в вопросе о применении решений Европейского суда российскими судебными органами при рассмотрении конкретных дел сохраняется неопределенность. Некоторые судебные органы придерживаются мнения о том, что применению подлежат только те решения Европейского суда, которые были вынесены после ратификации Россией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В целом ясно, что за годы, прошедшие со времени ратификации Конвенции, единообразная судебная практика применения решений Европейского суда в нашей стране так и не сложилась. С учетом этого обстоятельства представляется целесообразным закрепление статуса решений суда специальным законодательным актом.
[1]Магомедова Патимат Расуловна - аспирант кафедры конституционного права Юридического факультета им М.М. Сперанского Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. В статье анализируется практика международных органов по защите прав человека по осуждению дискриминации со ссылкой на наиболее яркие процессы Европейского Суда по правам человека и Суда Европейского сообщества. Ключевые слова: Европейский Суд по правам человека; Европейская Конвенция по защите прав человека и основных свобод; запрет дискриминации.   Magomedova P.R. Practice of the international bodies on protection of human rights on discrimination condemnation/ In article practice of the international bodies on protection of human rights on discrimination condemnation is analyzed referring to the brightest processes of the European Court under human rights and Vessels of the European community. Keywords: the European Court under human rights; the European Convention on protection of human rights and the basic freedom; a discrimination interdiction. [2] «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (ETS N 5) (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (ред.от 13.05.2004) с изменениями подписана Россией 28.02.1996 и ратифицирована Федеральным законом от 30.03.1998 N 54-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 18 мая 1998 г. N 20. Ст. 2143. [3] Комкова Г.Н. Защита от дискриминации: российские и европейские механизмы // Государственная служба. М., 2002. № 6. С. 115-121.   [4] Решение Европейского Суда от 27 октября 1975 года по делу На­циональный профсоюз полиции Бельгии против Бельгии // Европейский Суд по правам че­ловека. Избранные решения: В 2 т. / Пред. редколлегии В.А. Туманов. М., 2000.   [5] Конституция Бельгии от 17 февраля 1994 г. (консолидированный текст) // Конституции государств Европы: В 3 т. / Под ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. Т. 1. С. 341 - 380.   [6] Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения // Под общ. ред. В.А. Туманова, Л.М.  Энтина. М., 2002. С. 217. [7] «Договор, учреждающий Европейское сообщество» (Подписан в г. Риме 25.03.1957) (с изм. и доп. от 26.02.2001) // Подготовлен для публикации в системах КонсультантПлюс.  
[8] По материалам Доклада Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год // «Российская газета», № 78, 13.04.2007

Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное