+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Публичное и частное в международном частном праве - М.Н. Кузнецов

Дата: 16.09.2011    Автор: М.Н. Кузнецов

    Конституция Российской Федерации провозгласила принцип равенства частной, государственной, муниципальной и иной форм собственности[1]. Это положение получило более детальное изложение в целом ряде других федеральных и муниципальных правовых актах, главным из которых, несомненно, является Гражданский кодекс Российской Федерации.

  Как известно, право собственности является центральным институтом любой правовой системы. От того насколько и как развит данный институт зависит форма и суть всей государственной власти и в определенной степени тип государственного устройства и господствующих в данном обществе отношений.

Более того, все крупные социальные конфликты, потрясающие человечество последние две тысячи лет, напрямую связаны с существующей в данный момент в данном государстве системой производства и присвоения продуктов и результатов труда, т.е. с правом собственности.

В современной России наблюдается растущая в обществе напряженность в связи с резкой утратой государством своего влияния на процесс распределения материальных благ, явившийся закономерным результатом передачи значительной части своей собственности в частные руки. Публичное (государственное) начало в известной степени сдало свои позиции в пользу частного (отдельного, индивидуального), и это сказалось на праве в целом.

Приходится констатировать, что конституционный принцип равенства «публичного» и «частного» в организации экономического уклада России на практике не принес обществу ожидаемого сдвига в улучшении жизненных условий и морально-нравственного климата в стране.

На данный принцип Законодатель отреагировал явным преувеличением роли частного начала в ущерб публичному, а практика и доктрина пошли еще дальше Законодателя.

Обстоятельное исследование феномена частного права и его места в правовой системе дано в монографии видного российского ученого С.С. Алексеева[2]. Отдельные институты российского частного права доктринально разобраны не менее известными учеными-цивилистами М.И. Брагинским, А.Л. Маковским, Е.А. Сухановым и другими.

В значительно меньшей степени феномен «частного» и «публичного» исследован применительно к международному частному праву, т. е. в той сфере, где происходит соприкосновение публичных начал в лице правовых систем различных государств при регулировании имущественных и личных неимущественных отношений субъектов международного общения.

Между тем определенность в этом вопросе крайне необходима, поскольку сама сфера действия международного частного права (далее МЧП) – это та жизненная среда, в которой возникают такие отношения, которые не могут быть урегулированы иной совокупностью норм, нежели нормы самого МЧП.

МЧП, таким образом, в современной жизни общества решает сложнейшие задачи, которые могут быть сведены к выполнению следующих функций:

- содействовать устойчивому международному гражданскому обороту, в котором в многообразных отношениях вне своей, правовой системы выступают физические и юридические лицами;

- отражать как объективную реальность существование в мире различных правовых систем, основывающихся на различных социально-экономических типах государств;

- дать гарантию охраны и соблюдения гражданских, семейных, трудовых и гражданских процессуальных прав иностранным гражданам и лицам без гражданства, в какой бы зарубежной стране ни возникал вопрос по поводу этих прав;

- добиваться гармонии судебных и арбитражных решений по делам, отягченным иностранным элементом, вне зависимости от места рассмотрения спорного правоотношения.

Генезис понятий «международное» и «частное» в МЧП. В доперестроечный период анализ указанных понятий в российской правовой науке о МЧП в должной степени не проводился.

Между тем, в диалектическом осмыслении этого вопроса лежит ключ к пониманию сути МЧП, его нормативного состава и соотношения с другими отраслями права в рамках существующей внутренней и международной системы права.

В случае с понятием «международное» (по сути «публичное») мы сталкиваемся с одним из значений термина «международный», который сам по себе многозначен. В международном публичном праве под ним понимаются отношения, возникающие, изменяющиеся или прекращающиеся между государствами, т.е. касающиеся отношений субъектов публичного права между собой[3]. Когда же говорят о международной охране авторских и патентных прав, о международных культурных контактах, международном туризме, наконец, международной торговле, то чаще всего имеют в виду отношения между отдельными лицами, фирмами, организациями или обществами разных стран. В этом случае термин «международное» приобретает иное значение.

В международном частном праве этот термин употребляется в том смысле, что это право регулирует отношения, выходящие за рамки правовой системы одного государства, отношения, в которых главными участниками являются физические и юридические лица, принадлежащие к разным правовым системам, отношения лиц, вытекающие из международного общения.

Таким образом, термин «международное» в международном частном праве означает пространственно-территориальную характеристику правового явления. Интересно в этой связи замечание Б.И. Кольцова, который пишет: «Национальный – это имеющий отношение к одному национальному правовому явлению, правовой системе, правовой норме и т.д.). Международный же – это, очевидно, относящийся к более чем одному национальному правовому явлению, то есть международный в этом смысле значит неоднонациональный»[4].


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное