+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Международные договоры и законы Российской Федерации: проблема взаимодействия и приоритетов - Т.Д. Матвеева

Дата: 27.01.2012    Автор: Т.Д. Матвеева

Международные договоры, в отличие от внутригосударственных законов, призваны регулировать международные отношения, упорядочивать поведение их участников. Международный договор является одним из  основных источников международного права, так как  договорная форма позволяет достаточно четко сформулировать правомочия и обязательства сторон. Подчеркивая значение договора как основного источника международного права, видный представитель международного права, профессор Кембриджского университета Лоуренс Опенгейм (1858–1919) писал: «Семья народов … не является обществом, подобным государству, нет и центральной власти, которая могла бы создавать для нее право тем путем, каким парламенты создают его внутри страны, т.е. путем создания законов». Поэтому, считает он «единственным способом, каким международное право может быть создано… – это заключение членами семьи народов договоров, предусматривающих известные нормы их поведения на будущее время»[1].

В основе признанного в доктрине международного права определении международного договора лежит соглашение. Оно служит главным методом согласования воль государств путем принятия решений и создания норм, призванных регулировать международные отношения, в которых отсутствует надгосударственная власть. Поэтому соглашение, так или иначе, присутствует во всех международно-правовых договорах, несмотря на различные их наименования  (договор, соглашение, конвенции, протоколы, статуты и уставы).

Предметом регулирования международных договоров, как правило, являются отношения между государствами (двусторонние или многосторонние). Участники того или иного договора могут договориться, что в случае необходимости выполнение договорных норм будет  обеспечиваться принуждением, осуществляемым ими самими  как основными субъектами международного права.  Однако надо отметить, что принуждение в международных отношениях не носит решающего характера. Многочисленные идеи создать в международных отношениях наднациональную силу принуждения не оказались продуктивными. Более значимым в международном праве является общее согласие, общая договоренность, отвечающая как интересам отдельных государств, так и общим интересам человечества. В основном исполнение международных договоров  обеспечивается добровольным соблюдением его норм. В основе такого подхода лежит признание одного из важнейших принципов международного права - принципа добросовестного принципа выполнения международных обязательств. Принцип pacta sunt servanda (договоры следует выполнять) возник в форме международно-правового обычая. Поскольку над государствами нет другой силы (и мусульманском праве сегодня гарантом права является Бог[2]), они скрепляли свои обязательства клятвами. “Соглашение создает право”, - писал Гуго Гроций. Несмотря на различие направлений, наука международного права признавала юридическую обязательность норм международного права. Исключением являлась немецкая доктрина конца XIX – начала XХ в., отстаивающая точку зрения, что, поскольку в международных отношениях нет власти, стоящей над государствами, международное право не имеет юридической силы как обычное право, а его нормы являются лишь моральными предписаниями, «правилами мудрости, а не нормами права». Современной концепцией, по существу отрицающей обязательную юридическую силу норм международного права, является концепция американского юриста М.Макдугала. Однако такие взгляды на международное право нетипичны. Общепризнано, что необходимым качеством  современного международного права также остается обязательная юридическая сила  международных договоров путем применения  (имплементации) заключенных  в них норм.

Все чаще контроль за выполнением международных обязательств возлагается на контрольные (конвенционные)  органы, функции которых государства закрепляют в самих текстах договора. Таковыми являются Комитет по правам человека (в соответствиис Пактом о гражданских и политических правах),  Комитет по пыткам (в соответствии с Конвенцией по пыткам), Комитет по правам женщин (в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции о запрещении всех форм дискриминации в отношении женщин). На европейском уровне эффективно действует Европейский суд по правам человека, который призван содействовать имплементации норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод, участниками которой являются государства-члены Совета Европы. Россия признала компетенцию всех  контрольных органов, которые действуют в рамках ратифицированных ею международных соглашений. Вместе с тем необходимо отметить, что юридическая сила каждого из них, механизм их действия, а также степень ответственности государств за невыполнение договорных обязательств неодинаковы. Контрольные органы не являются высшей инстанцией по отношению к судебным системам  государств. Решения большинства из них не носят юридически обязательный характер. Они не могут изменить или отменить решения, вынесенные органом государственной власти или национальным судом.

Правомерно считать, что «международное право в целом, за исключением тех норм, которые адресованы международным организациям, осуществляется при содействии национального права»[3]. Российской юридической наукой отмечается, что  «углубление взаимодействия международного и внутригосударственного права носит характер объективной закономерности, которая отражает более общую закономерность – углубление взаимодействия национального общества с мировым сообществом»[4]. Это  "взаимодействие" определяется как международным, так и правом каждого. На уровне  отдельного государства может оно может приобретать  различные способы, исходя из понимания того, что каждая из данных форм права  не заменяет, не подменяет и не поглощает другую, не имеет характера господства и подчинения, а способствует функционированию каждой. В международном праве формы взаимодействия международного договора и национального законодательства закреплены в   Венской конвенции о праве международного договора 1969 г., которая определяет порядок заключения, действия и приостановления действия международных договоров. Из Конвенции следует, что  без одновременного соблюдения существенных норм обоих правопорядков заключить действительный международный договор или приостановить его действие невозможно. Более того, согласно Венской конвенции, исключительно внутригосударственным правом регулируется порядок признания юридической силы любого международного договора, в частности, его ратификации. Равно также регулируется порядок выхода из него одной из сторон (денонсации).

Согласие государств на обязательность для него договора может быть выражено подписанием договора, ратификацией, принятием, утверждением, присоединением. Именно на этой стадии происходит рождение международного договора как источника международного права, возникают обязательные договорные нормы. Форма выражения согласия на обязательность договора предусматривается в тексте договора.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное