+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Общее и особенное в регулировании залога прав по российскому и германскому законодательству - Л.Ю. Василевская

Дата: 19.09.2011    Автор: Л.Ю. Василевская

Одним из наиболее надежных способов обеспечения исполнения обязательств является, как известно, залог. Вместе с тем залогу прав в Гражданском кодексе Российской Федерации отводится небольшое количество норм, что по существу означает пробел в его правовом регулировании. В современных условиях такое положение дел вряд ли следует признать удовлетворительным, поскольку в гражданском обороте все большую значимость приобретают имущественные права. Вот почему необходимость осмысления опыта развития такого гражданско-правового института как залог и его основных видов в ведущих европейских государствах континентальной правовой системы становится непременным требованием.

 

Особый научный интерес в этой связи представляет правовая система Германии. Однако, как показывает изучение российской юридической литературы по германскому праву, включая и «залоговую» проблематику, многие цивилисты не «видят» спецификаций в регулировании по Германскому гражданскому уложению (далее - ГГУ)[1]. Сказать это тем более необходимо, поскольку и немногочисленная переводная литература грешит фрагментарностью[2], что опять же приводит к искажению сути рассматриваемых понятий и юридических конструкций. Это в равной мере относится и к правовой модели залога прав, базирующейся в ФРГ на иных концептуальных основаниях, которые, как показывает наша цивилистика, не учитываются при анализе залоговых отношений.

 

По общему правилу заложены в принципе могут быть любые права, кроме тех, которые не могут быть уступлены. Не могут быть предметом залога права, неразрывно связанные с личностью кредитора (требования об алиментах, о возмещении вреда жизни или здоровью). Поэтому ГК России (п. 1 ст. 336) и ГГУ (§ 400) в отношении таких прав исключает возможность передачи их в залог. Кроме того, российское и германское законодательство имеют некоторые особенности в плане рассмотрения отчуждаемых прав как предмета залога. Так по германскому законодательству не могут быть заложены права, если исполнение обязательства в пользу другого лица (нового кредитора), кроме первоначального кредитора, невозможно без изменения содержания этого права (§ 399 ГГУ). Примером таких прав в банковской практике является право на получение займа с определенной целью использования валюты займа[3].

 

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации не может быть самостоятельным предметом залога право, составляющее земельный сервитут (п. 2 ст. 275), поскольку законодатель запретил залог и другие сделки, которые влекут или могут повлечь отчуждение земельного участка (п. 2 ст. 267). При этом отчуждаемые права по Кодексу можно разделить на: права требования, залог которых не требует согласия должника, если иное не определено договором (например, права кредитора по денежным обязательствам: владельца банковского счета или вклада к банку, продавца по истребованию денежных средств за поставленные товары); права на чужое имущество, залог которых требует согласия как должника, так и собственника имущества либо лица, имеющего на него право хозяйственного ведения, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без согласия указанных лиц (п. 3 ст. 335). Таким образом, законодатель закрепил презумпцию в пользу лица, обладающего арендным или иным правом на чужую вещь, самостоятельно решать вопрос о залоге этой вещи[4].

 

При залоге прав необходимо иметь в виду и следующее:

- залогодателем может быть только лицо, которому принадлежит закладываемое право (п. 3 ст. 335 ГК России), а германский законодатель допускает передачу права в залог неуправомочными лицами (§ 1207 ГГУ).

- по общему правилу заложено может быть действующее право, т.е. право с определенным сроком действия может быть заложено лишь до истечения срока его действия (например, согласно п.2 ст. 9 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в договоре об ипотеке прав аренды должен быть указан срок аренды). Но особо выделяется возможность сдачи в залог имущественных прав, «которые залогодатель приобретает в будущем» (п. 6 ст. 340 ГК России). Аналогичная норма есть и в ГГУ (п. 2 § 1204), которая предусматривает установление залогового права в отношении будущего или условного требования.

 

Наконец, свои особенности имеет залог прав залога. Залоговое право по Гражданский кодекс - обязательственное, а по Германскому Гражданскому уложению - вещное. По ГК России вещное право в залог передать нельзя (передаются права, вытекающие из обязательств), а по ГГУ - можно.

 

Поскольку залог по ГК России представляет собой акцессорное обязательство, то залог прав залога возможен только, если наряду с ними закладываются права требования к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом (ст. 355). Это значит, что оборот залоговых прав залогодержателей на движимое имущество ограничен: он по закону может иметь место только вместе с изменениями в основном договоре. Т.е. уступка прав залогодержателем в таком договоре о залоге действительна вместе с уступкой тому же лицу права требования к должнику по основному обязательству. Здесь действует принцип: основное обязательство и договор о залоге имеют общую «судьбу».

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное