+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Законодательное регулирование деятельности топливно-энергетического комплекса - В.З. Карданов

Дата: 22.09.2011    Автор: В.З. Карданов

2003 год ознаменовался реформой электроэнергетической отрасли, что вызвало большие дискуссии и в обществе, и в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации: законопроект «Об электроэнергетике получил рекордное число поправок – 1880; 115 из них были учтены полностью, 235 - частично. Наиболее острой была дискуссия вокруг так называемых вертикально-интегрированных компаний. Некоторые депутаты настаивали на сохранении их в законе. Но этого не было сделано. Тем не менее, как отмечают специалисты, ко второму чтению закон сильно изменился. К примеру, правительство согласилось с тем, что ему должно принадлежать не 52 %, а 75 % + 1 акция в Единой национальной электрической сети (ЕНЭС), а в самом РАО ЕЭС на период ее реформирования доля государства в уставном капитале должна вырасти также до 75 %. При этом все полномочия по администрированию реформы сконцентрированы в руках Правительства Российской Федерации. Именно оно должно будет утверждать порядок частичного или полного отключения режима потребления электроэнергии в случае нарушения потребителями своих финансовых обязательств. При этом закон запрещает так называемые веерные отключения.

 

Политическое и экономическое значение электроэнергетических законов в том, что фактически отменяется все законодательство, которое регулировало имущественные отношения РАО ЕЭС. Это вызвало серьезную критику со стороны партий «Яблоко» и коммунистов. Они указывали также на то, что в процессе приватизации имущества РАО ЕЭС этот закон не предполагает никаких аукционов, конкурсов, прозрачности, что обеспечение рентабельности может идти благодаря произвольному установлению тарифов. Г. Явлинский обращал внимание на то, что после принятия закона об электроэнергетике даже в случае существенного нарушения РАО ЕЭС каких бы то ни было своих обязательств, никакие ограничения в его отношении применяться не будет, как и то, что субъекты оперативно-диспетчерского управления не несут ответственности за убытки, причиненные своими действиями или бездействием третьим лицам. Он назвал данный законопроект разрушительным и предложил принять закон об имуществе РАО, в котором определить порядок распоряжения данным объектом государственной собственности. Предлагалось также ограничить монополию в субъектах Российской Федерации 40 %, чтобы ограничить право монополиста диктовать цены на тарифы и обеспечить реальную конкуренцию. Он полагает, что следует на законодательном уровне установить максимальный размер тарифов[1].

 

Прежде чем анализировать Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»[2] и другие сопутствующие ему акты, отметим, что законодательство Российской Федерации сохраняет рудименты «нерыночных» правовых норм, по свидетельству специалистов именно это сдерживает рост экономики Российской Федерации. Единственным документом, рыночным по своей сути и в то же время с законодательным закреплением целей и методов государственного регулирования сырьевого сектора, оставался Налоговый кодекс, его глава 26 была целиком посвящена налогу на добычу полезных ископаемых, регулировала использование природных ресурсов. Это имело отношение как к нефтегазовой отрасли, так и к электроэнергетике. В ст. 341 были установлены налоговые ставки с достаточно выраженными экономическими преференциями государства в этой области: 3,8 % - при добыче калийных солей; 4,0 % - при добыче торфа; угля каменного, угля бурого, антрацита и горючих сланцев; апатит-нефелиновых, апатитовых и фосфоритовых руд; 4,8 % - при добыче кондиционных руд черных металлов; 6,5 % при добыче концентратов и других полупродуктов, содержащих драгоценные металлы (за исключением золота); 8,0 % - при добыче кондиционных руд цветных металлов, редких металлов, а также полезных компонентов многокомпонентной комплексной руды, за исключением драгоценных металлов, природных алмазов и других драгоценных и полудрагоценных камней; 16,5 % - при добыче углеводородного сырья.

 

Федеральный закон «Об электроэнергетике» устанавливает правовые основы экономических отношений в сфере электроэнергетики, определяет полномочия органов государственной пласт на регулирование этих отношений, основные права и обязанности субъектов электроэнергетики при осуществлении деятельности в сфере электроэнергетики (в том числе производства в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии) и потребителей электрической и тепловой энергии. Законодательство Российской Федерации об электроэнергетике основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из Гражданского кодекса Российской Федерации, настоящего Федерального закона и иных регулирующих отношения в сфере электроэнергетики федеральных законов, а также указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации, принимаемых в соответствии с указанными федеральными законами.

 

Статья 4 Закона говорит о правовом регулировании отношений в сфере электроэнергетики: «1. Нормативные правовые акты в области государственного регулирования отношений в сфере электроэнергетики принимаются в соответствии с федеральными законами Правительством Российской Федерации и уполномоченными им федеральными органами исполнительной власти. 2. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления не вправе принимать нормативные правовые акты, направленные на регулирование отношений в сфере электроэнергетики, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами». В статье 6 Закона устанавливаются общие принципы организации экономических отношений и основы государственной политики в сфере электроэнергетики:

*         технологическое единство электроэнергетики;


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное