+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Система органов государственной власти в Российской Федерации: теоретические и конституционно-правовые аспекты – О. И. Чепунов (Глава 2)

Дата: 27.01.2012    Автор: О. И. Чепунов

Глава II 

Взаимодействие властей в системе органов государственной власти в Российской Федерации

§2.1.Разделение властей в системе органов государственной власти Российской Федерации

 

В основе государственного устройства Российской Федерации заложен доктринальный принцип - разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10 Конституции РФ), авторство которого приписывают Дж. Локку[1], Ж.Ж. Руссо[2], Ш.Л. Монтескье[3] и др. В литературе различает два аспекта принципа разделения властей: юридический и политический. Первый предполагает его формально-юридическое закрепление в конституциях государств, второй - фактическое «разделение властей» в обществе. Данные понятия не идентичны, образуются функционально-смысловые несовпадения4. Но при этом твердо следует понимать, что:

а)единственным источником и носителем власти и суверенитета является народ (п. 1 ст. 3 Конституции РФ), который сам выбирает модель организации и механизм осуществления власти;

б)государственная власть едина, из этого исходит, что механизм осуществления государственной власти построен на основе двух теорий - разделения функций власти и единства власти, которые в своем сочетании и определяют характеристики данного механизма. Если дать этому понятию самое краткое определение, то он  представляет собой разделение полномочий и основных функций государственной власти на законодательные, исполнительные и судебные при сохранении ее единства. Но разделение функций, как мы полагаем, может проявлять себя и в такой специфической форме, когда оно осуществляется во взаимодействии между государственной (федеральной и региональной) властью и негосударственной публичной властью местного самоуправления при верховенстве государственной власти и полном соблюдении ее единства и целостности. По мнению Н. Ворошилова, это политико-правовое явление следует понимать как «разграничение деятельности власти» или «разграничение властей»[4]; по мнению Ф.Ф. Кокошкина - «распределение властей[5]; В.М. Гессена - «обособление властей»[6]. По нашему мнению, следует говорить и понимать все эти термины как «разделение видов властных функций». Правовая система сдерживания и уравновешивания независимых властных центров в конституциях получила свое определение как система «сдержек и противовесов»[7]. По нашему мнению, можно согласиться с тем, что «разделение властей было хорошей фразой, но опытные политики в Филадельфии признали, что «полное разделение невозможно»[8]. Следует признать справедливость замечаний М.Н. Марченко о том, что начало материализации теории разделения властей есть «определенная стадия развития государства и общества, когда идет усиленный поиск путей и средств создания надежных гарантий прав и свобод»[9]. В этом аспекте отметим, что Конституция РФ (ст. 10, 11) предусмотрела наличие расширенного перечня органов власти: президентской, законодательной, исполнительной, судебной и органов государственной власти субъектов Федерации. Каждый из этих видов власти представляет собой относительные сегменты обособленных функций единой системы органов государственной власти, которые, в свою очередь, могут быть по различным признакам разделены на ряд входящих в них звеньев, действующих в пределах собственных полномочий конституционно-правового установления.

Предпосылкой возникновения и развития теории и практики разделения властных функций в России является объективная необходимость организации демократической власти «нового порядка» на постсоветском пространстве в направлении построения российского демократического, социального, правового общества и государства, которые впервые в России были провозглашены в Декларации о государственном суверенитете, принятой 12 июня 1990 года[10], а механизм «разделения властей», «сдержек и противовесов» сконструирован в связи с учреждением должности Президента РФ и зафиксирован в Законе об изменениях и дополнениях Конституции РСФСР от 24 мая 1991 года[11]. С принятием Конституции РФ 12 декабря 1993 года принцип «разделения властей» приобрел завершенную законодательную форму и основополагающую государственную универсальную значимость, поскольку было прекращено действие принципа «властной диктатура Советов народных депутатов».

В научной и специальной литературе существует множество подходов к исследованию принципа «разделения властей», и даются различные оценки данного принципа в государственно-правовой практике[12]. По мнению Л.М. Энтина: «…построение и функционирование демократического механизма власти без применения принципа разделения властей не возможно»[13]. Так, Ю.А. Дмитриев и А.М. Николаев считают: «…закреплена своеобразная конструкция системы «сдержек и противовесов» на федеральном уровне, вызывающая несбалансированность ветвей государственной власти»[14]. Н.А. Боброва делает, например, такой вывод: «Конституция, провозгласившая правовое государство, разделение властей и широкие, неотчуждаемые права человека и гражданина во многих своих позициях оказалась фиктивной. Никакого «баланса» властей она не ввела, демократия еще в большей степени приобрела черты элитарности, правовое государство - недосягаемый идеал»[15]. С.А. Авакьян, рассуждая о проблемах модели организации публичной власти в Российской Федерации, критикует отдельные положения установленного принципа разделения властей, «суперпрезидентскую власть» и «ослабленный парламент»[16]. При этом, как верно отмечает В.А. Шеховцов, российский парламентаризм теоретически не предусматривает наделения какой-либо ветви государственной власти полномочиями и функциями верховной власти. Но в реальности имеет место смещение баланса властей в сторону Президента РФ и исполнительной власти[17]. По мнению И.Л. Петрухина, система разделения властей может приобрести смысл и логику только в том случае, если имеется объединяющая все ветви верховная власть, которой и является власть Президента[18]. По утверждению И.В. Филиппова, в Российской Федерации наличие системы президентской власти с ее конституционными полномочиями обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти не только делает бессмысленным всякое разделение властей, не только представляет реальную угрозу демократии, но и способствует сползанию общества к режиму личной власти[19]. По мнению В.С. Шевцова: «Но если президентская власть, находясь вне системы разделения властей, образует собственную систему…, то тогда следует говорить уже о реальном существовании двух систем: системы президентской власти с ее конституционными полномочиями обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти и системы разделения законодательной, исполнительной и судебной властей»[20]

Следует отметить, что принципы единства, разделения, взаимодействия, «сдержек и противовесов» властей были удачно и последовательно отражены в проекте Конституции России от 12 ноября 1990г., разработанном Рабочей группой Конституционной комиссии, который, в частности, предусматривал, что «в соответствии с принципом разделения властей органы государства в рамках своих правомочий действуют самостоятельно, взаимодействуя между собой и уравновешивая друг друга»[21]. Как отмечает А.А. Подмарев, Б.Н. Ельцин и его сторонники добились включения в Конституцию РФ 1993г. (ст. 80) положения о том, что Президент обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Как утверждает И.Н. Барциц: «...ч. 2 ст. 80 Конституции: обеспечение конституционных гарантий, охраны суверенитета, территориальной целостности, согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти. По своему содержанию это исключительно надзорные, контрольные, координационные и информационные функции. Как и Президент, полномочные представители в любых ситуациях должны находиться «над схваткой»[22]. Что позволяет выделить в системе органов власти «особый институт президентской власти», стоящий над всеми другими сегментами государственной власти. В самом деле, о какой независимости и равноправном отношении властей друг к другу можно говорить, если, например, исполнительная власть находится в полной зависимости от Президента, а президентская власть находится фактически вне системы разделения властей[23]. С принципом разделения властей разработчики Конституции России напрямую связывали и так называемое разделение властей «по вертикали» системы органов Российского государства, основанного «…также на разделении компетенции Федерации, ее республик и органов местного самоуправления»[24].


Вернуться к списку книг

Разделы книг

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное